Ребенок остался с женой а он живет с бабушкой

Любовная лодка сама по себе очень хрупкое сооружение. Любая буря — и все отношения в щепки! Но у наших героев все оказалось гораздо прозаичнее: в связке мама-папа-ребенок они оказались лишними. Думаю, скоро подам на развод, потому что моего отсутствия в доме никто и не заметил. Теме скоро 2 года. После того, как я привез их с Леной из роддома, моя жизнь круто изменилась.

Деление неделимого

Психолог Наталия Инина о том, как пережить смерть близкого вместе с детьми Валерия Михайлова , Наталия Инина 27 декабря, Смерть близких — всегда тяжела, даже верующим людям, знающим, что это не конец. Не всегда у взрослого человека хватает сил пережить уход кого-то из родных, что же говорить о детях, которых это коснулось.

Умерла от болезни мама, в катастрофе погиб любимый папа — как помочь ребенку пройти через эту тяжелую утрату? Что делать, если сами взрослые в шоковом состоянии?

Нужно ли малышу идти на похороны? Что делать, если он замыкается, злится на Бога или ищет виноватых? Как жить дальше и не застрять в травме? Как же я буду жить, если ты умрешь? Она существует для него или это некая абстракция?

Вообще, надо начать с того, что маленький ребенок, лет до пяти, мыслит себя сугубо эгоцентрически. Для него мир — это продолжение его самого.

Вспомните, как ребенок играет в прятки. Если он себя не видит, значит, он невидим. Достаточно вспомнить замечательное наблюдение Жана Пиаже, знаменитого швейцарского психолога, которое показывало уровень эгоцентрического сознания маленького ребенка. Иными словами, конечно, маленькое сознание воспринимает все как продолжение себя. В этом плане он бессмертен, вечен. Равно как и все те близкие люди, которые рядом с ним находятся.

Все, что разрушает это ощущение такой тотальности, гармонии, вечности, достаточно сильно эмоционально окрашено и может вызвать глубокие и долгие последствия. Есть такой голливудский фильм, где рассказывается история женщины, страдающей от раздвоения личности. Психиатр, который с ней работал, обнаружил поразительную связь между ее болезнью и тяжелейшей травмой, пережитой ею в детстве. Умерла ее бабушка, и мама посчитала обязательным присутствие маленькой, шестилетней девочки на похоронах.

Ребенок не хотел, боялся и спрятался под домом, в подвале. Но ее обнаружили, насильно вытащили из укрытия и заставили не просто быть на похоронах бабушки, а подойти к ней, мертвой, лежащей в гробу, и ее поцеловать. И с этого момента с ребенком начали происходить странные вещи, которые впоследствии развились в серьезное психическое нарушение. Когда психиатру удалось исцелить давнюю детскую травму, жизнь женщины изменилась, болезнь ушла, вернулась психическая целостность.

Бездумное вторжение, без опыта и понимания, в маленький и хрупкий детский мир может быть очень травматичным. Причем вроде бы взрослый человек ничего такого не делает. Ему читали сказки, и в него вошло это понимание конечности жизни, он задается внутренними вопросами, на которые родители не знают, что ответить.

А как же я буду, если ты умрешь? Я, говорит, ушла от ответа. Если не знаешь, что отвечать? Ребенок воспринимает мир невероятно красочно, мышление ребенка очень конкретно.

Он очень хорошо представляет себе, как это будет, и испытывает сильнейшие эмоции. Поэтому все зависит от очень конкретной ситуации — какой ребенок, какая ситуация в семье, почему он задает этот вопрос. Что вы отвечали? То есть я облекла ответ в шутку. Строго говоря, не столь важен был мой вербальный ответ, сколь важна интонация и настроение, с которым я говорила об этом. Потому что ребенку, который задается такими сложными внутренними вопросами, очень важно, чтобы взрослый продемонстрировал спокойное к этому отношение.

Он задает отношение, настроение, общий абрис, связанный с этим вопросом. У ребенка нет устойчивости, нет уверенности в жизни, нет границ — он живет здесь и сейчас, в этом мгновении. И ему очень важно почувствовать через взрослого некоторое ограничение, рамки, которые задает ему взрослый человек, и эту уверенность в завтрашнем дне. Потом эти рамки начнут быть его собственными рамками.

Если у родителя — тревога, страх, собственная непроработанность этих вопросов, он передает ребенку не просто какие-то слова, а именно собственную тревогу.

Ребенок задается вопросами жизни и смерти довольно рано, просто он это делает иначе, чем взрослый — более поэтично, философично, романтично.

Я бы даже сказала, более религиозно, если мы говорим о религии не как о некой конфессиональной принадлежности, а как о восприятии мироздания как сказки, когда все живое — это чем-то похоже на древнее восприятие мира. Детский психолог и педагог Александр Лобок показал, что вечные вопросы о жизни, о смерти, о вечности, о любви присущи ребенку довольно с раннего возраста — с лет.

Эти вопросы живут в душе ребенка, но, как правило, взрослые сами боятся этих вопросов, и тем более боятся говорить о них с ребенком. В результате малыш остается одинок в этом своем размышлении. Но если взрослый способен спокойно воспринять подобный детский вопрос и открыто, но адекватно возрасту малыша, говорить с ним об этом, то ребенок испытывает облегчение, ведь он не один пытается пробиться к ответу, а рядом с ним — взрослый.

Мне кажется, такие разговоры очень важны, потому что мы таким образом задаем некое общее пространство, формируем доверие во взаимоотношениях между нами и нашими детьми. Доверие — категория сложная. Ребенок-то доверяет, но взрослый — уже не доверяет, миру не доверяет.

А в результате — и собственному ребенку, считает, что это с ребенком что-то не так! Если родитель действительно пытается увидеть мир ребенка, сложный и красивый, совсем не примитивный, тогда этот мир ему открывается. А в нем есть и жизнь, и смерть, и боль, и радость. Все, как полагается — как в сказке. Тут Баба Яга, волшебная принцесса, герой, который побеждает зло — все архетипические образы есть в нас с самого детства. Наталья Инина.

Фото: mitropolia. В семье умирает кто-то близкий… Естественно, взрослый человек старается оградить своего ребенка от этой боли. Какие тут могут быть ошибки? И очень часто взрослые выбирают такую стратегию: говорят маленькому ребенку, что папа уехал очень далеко. Я вам дам немножко другой пример, касающийся не такой трагической истории, как смерть, хотя внутренне она может так же болезненно восприниматься. Например, у ребенка неродной отец, неродная мать.

Или вообще ребенок приемный. Родители тщательно скрывают от него степень родства. Очень много историй, которые показывают, до какой степени в психотерапевтическом плане это ошибочно… Вот маленького ребенка приводят с очень простыми проблемами: он плохо запоминает информацию, не слушается.

С ним психолог, как правило, рисует, и малыш через рисунки говорит о своих переживаниях. Вот он рисует темный лес, сквозь который он идет, продирается. Мы этого никому не говорим! Эмоционально, на уровне переживаний он чувствует, что что-то не так. А ему пытаются сказать, что все отлично. Таких историй очень много. Я говорила со взрослыми людьми, у которых были тяжелейшие последствия такого рода ситуации: психосоматические проблемы, социофобия, тяжелые неврозы — все это наворачивается, как снежный ком.

Правда, высказанная грамотно, никогда не травмирует. Ложь травмирует гораздо сильнее. Потому что ложь мы чувствуем не мозгами, а сердцем. А как о смерти скажет атеист? Для него человек умер, человека больше нет, связь утрачена навсегда. А дальше можно добавить в соответствии с атеистическим восприятием мира: человек превратится в траву, червячков, бабочек, произойдет круговорот веществ в природе… Для ребенка такой ответ — это ужас!

Для него катастрофа — расстаться навсегда. Для его сознания мысль о том, что мамы или папы не будет больше никогда, невыносима. Однажды ко мне на консультацию привели удочеренную девочку, у которой умерла мама. Ребенка привели потому, что она агрессивная, не дружит с детьми, враждебна ко всем.

Я смотрю на нее и понимаю: этот семилетний ребенок уже пережил такой ужас… Непонятно, был ли у нее отец, найти его невозможно. Но мама — была, и она умерла. И мужчина, который ее удочерил удочерил изначально вместе с женой, но потом они развелись, поскольку жена не смогла принять ребенка, и девочка осталась с приемным отцом , не понимал, что делать, как ей помочь. Когда я стала с ней разговаривать, то увидела, какая боль в ней живет. Вот откуда агрессия по отношению к детям!

Она учится в учебном заведении на пансионе. Понятно, что здесь есть обида: ведь у этих детей есть родители, а у нее нет. Мы с ней договорились о том, что она будет каждый день с мамой разговаривать, писать ей письма, то есть вернет ее себе. Ребенку мы говорим, что мама болела, и она с болезнью не справилась, поэтому ушла. Обида на родителя у ребенка все равно будет. Бабушки и дедушки — всегда более взрослые, пожилые, их уход воспринимается ребенком более мягко, а когда уходит родитель, молодой человек, там ведь огромная обида на родителя.

Она просто не сумела. Болезнь оказалась сильнее. То есть здесь надо максимально уйти от темы, связанной с обидой. Хотя надо понимать, что у ребенка обязательно эта обида будет.

Как мы видим, даже близкие родственники ребенка права на подачу иска, к сожалению лишены. Но что же делать, если вопрос лишения прав стоит остро?

Если папа ушел…

Add to Flipboard Magazine. Ежедневная рассылка новостей KP. RU Комментарии: comments31 Многие родители, оказавшись в ситуации развода и сами находясь в тяжелом для себя эмоциональном состоянии, не знают, как грамотно общаться с детьми в этот непростой периодФото: Олег РУКАВИЦЫН Изменить размер текста: A A - Да иди ты ровно, что ты вешаешься на заборы, как твой папаша-алкоголик! Ребенок повесил голову и покорно поплелся рядом с бабушкой. Мальчик исподлобья смотрит на нее и уходит в комнату. Многие родители, оказавшись в ситуации развода и сами находясь в тяжелом для себя эмоциональном состоянии, не знают, как грамотно общаться с детьми в этот непростой период. И, поглощенные своими чувствами, часто не отдают себе отчета, что случайно брошенное слово может быть больнее, чем пинок или пощечина. О том, какие фразы нужно исключить в общении с ребенком, чтобы это не отразилось на нем в будущем, подсказывает семейный психолог Ирина Чеснова. Поэтому ему одинаково больно, когда мама ругает папу, и когда папа — маму. Не делайте этого, пожалуйста.

Как лишить родительских прав мать

Меня зовут Алёна, мне 36 лет. Один раз судьба связала меня с таким маменькиным сыном. Познакомилась я с ним на сайте знакомств, по началу я не знала что он именно мамин сын.

Пять фраз, которые нельзя говорить ребенку после развода

Психология Данная памятка от семейного психолога Марины Травковой должна стать вашим настольным пособием, если вы хотите уберечь психику ребенка и сохранить здоровый микроклимат в семье после развода. Что бы там не происходило между взрослыми, ребенок имеет право об этом знать. В доступных ему словах. Если Вы узнали об измене супруга, если у Вас конфликты, если Вы приняли решение и стоите на пороге развода, Ваш ребенок имеет право знать, что происходит — без деталей и обвинений другого родителя. Когда взрослые ходят с грустными лицами и заплаканными глазами, когда в квартире воцаряется напряжение, дети — крайне чувствительные существа — видят и чувствуют все это.

Полезное видео:

У бабушки на шее. Как на ребенке отразится разлука с родителями

Что нужно, чтобы лишить родительских прав? Лишение родительских прав — это законодательный метод воздействия на родителей, если они используют свой статус во вред ребенку ст. Так же, этот процесс применяется к лицам, официально установленным, как родители ребенка, то есть, в свидетельстве о рождении ребенка закреплены их данные. Лицо, получившее родительские полномочия, после прохождения теста на установление отцовства, лишается их в соответствии с общей процедурой для установления отцовства по согласию лица, применяются нормы п.

После развода ребенок живет с бабушкой может ли забать отец

Взаимоотношения в семье Если папа ушел… На что опираться одинокой матери в воспитании ребенка, если папа ушел из семьи? О чем говорить, а о чем молчать? Протоиерей Алексий Уминский , Тамара Амелина 26 июля, На что опираться одинокой матери в воспитании ребенка, если папа ушел из семьи? Дети все разные и отношения должны быть разными. Очень важно выделить такой момент: что ребенку необходимо дать? Не каким ребенок должен быть, а что ребенку необходимо дать. Это когда не родители чего-то хотят от детей, а дети ожидают от родителей чего-то такого, что ни от кого другого они получить не могут.

Она пыталась вразумить сына, говорила, что ребенку нужен Катя сказала, что с мамой так разговаривать нельзя, а он А вскоре Егорка рассказал, что «они с бабушкой были в гостях у папы и у его новой жены тети Риты, мы обе остались одни, а лишние деньги никому не помешают.

Материнство без цензуры , Новое Отлучиться на минут и сбегать в аптеку или в магазин, пока ребенок один дома спит в теплой кроватке, для многих — норма. Бегала встречать старшую из школы. И один раз они застряли в лифте. Телефон там не ловит. Ждали мастера 40 минут. Ходила к косметологу, в кафе, в музеи — куда угодно, лишь бы не слушать детский рев. Несколько раз муж раньше с работы пришел и застукал, что меня нет, скандал был. Укладывает в коляске и пристегивает. В восемь месяцев я ее спокойно могла оставить в комнате одну на коврике с игрушками и готовить обед, она меня звала если что-то было нужно, но с коврика не слазила.

Количество записей: 07 ноября Здравствуйте! Благословите задать вопрос игумену Никону Головко. Я прожила в браке более 10 лет. Двое детей. И вот, в один день я прихожу с работы, а домашние мне говорят, что мой муж уехал к какой-то "бабушке" кодироваться от курения. О существовании этой "бабушки" и о том, что он собирается в эту поездку, я ничего не знала, но с этого все и началось. Муж действительно много курил, и это уже начало отражаться на его здоровье, а сам бросить не мог.

Отношения Нашего консультанта, психолога Константина Майстренко попросили помочь спасти семью. Супруги пишут, что любят друг друга и несомненно те две половинки. За их плечами 5 лет брака, двое детей.

BY Этой осенью исполнится ровно год, как отец и мать 8-летней Маши, решая, как воспитывать свою дочь, стали врагами. Дело дошло до того, что мама девочки, Ольга имена героев изменены , подала на Вадима в суд иск об определении порядка участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка. В январе будет год с тех пор, как рассматривать заявление начал суд одного из районов столицы, но решения так до сих пор нет.